Введите код "GANNA931" при бронировании жилья через booking.com и получите кэшбек в размере 10%

Записки книжного червя. Книжный обзор

Дуглас Ноэль Адамс

"Автостопом по галактике". "Ресторан "У конца Вселенной".

Есть гипотеза, что в миг, когда кто-то постигнет истинное предназначение Вселенной и причины ее существования, она немедленно исчезнет, а на ее месте возникнет нечто еще более странное и необъяснимое. Есть и другая гипотеза, гласящая, что это уже произошло.

Невероятно-крутая книга, восхитительно написанная, наполненная концентратом юмора. Невозможно оторваться, невозможно не смеяться!

Место действия - целая Вселенная, герои - парочка ничем не связанных землян, кучка инопланетян различной наружности и депрессивный робот, цель путешествия - достоверно не известна. 

На самом деле, Адамс настолько хорошо пишет, что действие вполне могло происходить на захудалой свиноферме, которую пытается возродить скучная семейка из трех персон.

 

Не прочтя эту книгу, никогда не узнаешь:

  • почему бюрократия, вне зависимости от того, происходит она в масштабах маленького города или целой Вселенной, несет одинаковые последствия;
  • почему в межгалактических путешествиях так важно полотенце;
  • как влияют на нас наши дальние предки;
  • почему планета Земля в основном безвредна;
  • что делали на Земле дельфины;
  • почему автор так троллит электронные часы;
  • самый главный вопрос и ответ на него;
  • какое животное хочет, чтоб его съели;
  • как оплошность бухгалтера может спасти жизнь;

и самое главное: 

  • почему нельзя бросать в терновник камни, на которых нацарапана буква "к".

Тончайшее кружево юмора, восхитительная философия о Вселенной в конце второй книги - ну просто в рамочку. А какие формулировки, какие метафоры! 

Не люблю фантастику, научную фантастику, описание альтернативных миров, межгалактические сюжеты, намеренно избегаю фильмов и книг этой тематики (ну, Вселенная Марвел и инопланетянин Роджер проходят мой строгий фейс-контроль), но эта книга - ве-ли-ко-леп-на!

Часть 1. "Автостопом по Галактике"

Классные цитаты:

  • Любопытный факт, неизвестный мистеру Проссеру: он являлся прямым потомком Чингисхана, хотя промежуточные поколения так исказили гены, что в нем не сохранилось никаких монголоидных черт. От могущественного предка осталась лишь склонность к маленьким меховым шапочкам.

 

  • Он многое бы дал, чтобы глаза его гневно вспыхнули, но те наотрез отказывались загораться.

 

  • ...перед глазами стояла необъяснимая, но очень привлекательная картина: пылающий дом Артура Дента и сам Артур Дент, выбегающий из объятых пламенем развалин с тремя увесистыми копьями в спине. Мистера Проссера часто беспокоили подобные видения, и поэтому он считал себя человеком нервным.

 

  • Его друг по имени Форд Префект попал на Землю пятнадцатью годами раньше и приложил немало усилий, чтобы влиться в человеческое общество – не без успеха, надо заметить. Так, все пятнадцать лет он вполне правдоподобно притворялся безработным актером.

 

  • В его облике сквозила какая-то трудноуловимая странность. То ли его чересчур широкая улыбка создавала впечатление, что он вот-вот вопьется вам в горло зубами, то ли еще что…

 

  • ...мистер Проссер закрыл глаза и бессильно откинул голову, мучительно пытаясь отыскать доказательства, что сам он не являет собой угрозы психическому здоровью окружающих. Лично он в этом сомневался – голова была полна лошадей, дыма, шума и запаха крови. Такое происходило всякий раз, когда он чувствовал себя жалким и несчастным, и объяснений тому у него не было.

 

  • «Глотнуть „Пангалактического грызлодера“, – говорится далее, – все равно что вышибить себе мозги долькой лимона, в которую завернут большой золотой кирпич».

  • В самых отчаянных и безвыходных ситуациях под воздействием стресса каждое живое существо испускает сублиминальный сигнал – этакий жалостный вскрик, абсолютно точно выражающий своей силой, насколько далеко находится это существо от места своего рождения...

 

  • Она наверняка испытала бы глубочайшее удовлетворение при мысли о том, что через полторы минуты ее спутник испарится облачком водорода, озона и окиси углерода. Да вот только в этот счастливый миг ей самой предстояло слишком интенсивно испаряться, чтобы обращать внимание на что-нибудь еще.

  • Присутствующие вскрикнули и тут же затаили дыхание, хотя отлично знали, что так и должно произойти, потому что сами все и придумали.

 

  • Единственный вогон, которого всегда рады видеть дентрассийцы, – это вогон, у которого неприятности.

 

  • Форд придумал теорию, объясняющую эту странность поведения: если человеческое существо перестает болтать, его рот срастается. После месячного наблюдения он отказался от этой теории в пользу другой: если человеческое существо перестает болтать, начинает работать его голова. Вскоре Форд отмел и эту теорию, как чересчур циничную, поскольку пришел к выводу, что люди ему, в сущности, нравятся.

  • Англия больше не существует. С этим смириться можно – с трудом, но можно. Он сделал другую попытку: Америки больше не существует. Не укладывается в голове! Артур решил начать с чего-нибудь помельче. Нью-Йорка нет. Ладно, ему все равно никогда не верилось в существование этого города. Доллары, подумал Артур, исчезли бесследно. Легкая дрожь. Сети закусочных «Макдоналдс» больше нет. Гамбургеров нет, ни единого! Артур лишился сознания.

 

  • Я страдаю от несчастной любви и не хочу, чтобы у других было хорошее настроение.

 

  • Если нам повезло, это вогоны пришли выбросить нас за борт.

 

  • Космос велик. Страшно велик. Вы просто не поверите, насколько умопомрачительно он велик. К примеру, вы сетуете, как далеко от вас аптека – но по сравнению с космосом это сущая чепуха...

 

  • Впрочем, его удивление выросло во сто крат, когда сразу после торжественного вручения «Галактической премии за исключительную одаренность» его линчевала неистовая толпа почтенных физиков, которые наконец поняли, с чем действительно не могут мириться – с чересчур умными коллегами.

 

  • На самом деле они стыковались идеально – просто что-то в его осанке наводило на мысль, что они могли бы стыковаться лучше.

 

  • Повторяю, мы вошли в норму. – Она выключила микрофон, затем, мимолетно улыбнувшись, вновь включила его. – Теперь все, с чем вы не в состоянии справиться, – ваша личная проблема.

 

  • При общении с Зафодом Триллиан труднее всего давалось умение различать, когда он прикидывается глупым, чтобы сбить с толку собеседника; когда он прикидывается глупым, потому что не хочет думать и предпочитает, чтобы это сделал за него кто-нибудь другой; когда он прикидывается феноменально глупым, чтобы скрыть, что чего-то не понимает, и когда он просто проявляет глупость.

 

  • Забавная штука жизнь, – трагическим тоном произнес он. – Кажется, вот предел, хуже не бывает… И тут становится еще омерзительнее!

 

  • Представьте себе, что вы блаженно мчитесь по скоростной полосе, без труда обгоняя надрывно ревущие машины, и вдруг по ошибке вместо пятой передачи включаете первую. Это, если можно так выразиться, выбивает из седла столь же решительно, сколь последняя реплика Артура вышибла из седла Форда.

 

  • Напомни, пожалуйста, – смиренно попросил Зафод. – У меня ужасная память на более или менее разумных существ.

 

  • Ей очень хотелось знать: о чем это, интересно, она старается не думать?

 

  • ...он никогда не мог объяснить свои поступки – этакий гений непостижимости.

 

  • Могучие корабли бороздили просторы Вселенной в поисках сокровищ и приключений. В те исторические дни дух был непреклонен, ставки – высоки, мужчины были настоящими мужчинами, женщины – настоящими женщинами, а маленькие косматые твари с Альфы Центавра – настоящими маленькими косматыми тварями с Альфы Центавра.

 

  • ...ибо беден, по сути, не был никто – по крайней мере никто из достойных упоминания

 

  • Форд привалился к переборке и принялся считать до десяти. Он отчаянно боялся, что разумные формы жизни разучатся это делать – ведь только считая, люди способны выказать свою независимость от компьютеров.

 

  • Ты не знаешь, что эти странные символы значат? – Полагаю, просто какие-то странные символы,

 

  • Жизнь! – меланхолически произнес Марвин. – Можно ее презирать, можно не замечать, но любить?!

 

  • – В конце концов я знаю о себе лишь то, что может сказать мне мой мозг в его текущем состоянии. А его текущее состояние не из лучших.

​​​

  • На самом деле это была не бесконечность. Сама бесконечность выглядит довольно скучно и заурядно. Камера, в которую попал аппарат, была отнюдь не бесконечной, а просто очень, очень большой, такой большой, что создавала впечатление бесконечной куда успешнее, чем сама бесконечность.

 

  • ...по-моему, мы сэкономим уйму времени, если я сойду с ума прямо сейчас.

 

  • У жизни, разумеется, много непознанных сторон, но, пожалуй, чаще других перед нами встают вопросы типа «Почему люди рождаются?», «Почему умирают?» и «Почему в этом промежутке они стремятся носить электронные часы?».

 

  • Наука, конечно, творит чудеса, но счастье куда ценнее правоты.

 

  • Известно, что безответственные речи порой недешево обходятся, но мало кто знает, сколь дорого!

 

  • Думаете, я целыми днями стреляю без разбора, а потом бахвалюсь этим в третьеразрядных кабаках, как некоторые полицейские?! Нет! Я стреляю без разбора, а потом часами изливаю душу своей подружке!

 

  • Либо вы выйдете добровольно, и мы вас отделаем, однако не сильно, ибо мы убежденные противники насилия;

  • Каждая цивилизация в своем развитии неминуемо проходит три четко различные стадии: Борьбы за выживание, Любопытства и Утонченности, известные иначе как стадии Как, Почему и Где. Например, первая из них характеризуется вопросом: „Как бы нам поесть?“, вторая вопросом: „Зачем мы едим?“ и третья: „Где бы нам лучше поужинать?

Забавные отрывки:

(осторожно, может содержать спойлеры!)

 

  • Шоссе – это такая штука, которая дает возможность одним индивидам мчаться сломя голову из точки А в точку Б, в то время как другие могут сломя голову мчаться из точки Б в точку А. Живущие в точке В, расположенной прямо посередине, нередко задают себе вопрос: чем же так замечательна точка А, если туда рвутся толпы из точки Б, и почему других сводит с ума точка Б? Они частенько мечтают, чтобы люди раз и навсегда решили жить и работать там, черт побери, где им действительно хочется. Мистер Проссер хотел оказаться в точке Г. Точка Г – не какая-то там определенная точка, а всего лишь любое удобное место на очень большом расстоянии от точек А, Б и В. В точке Г мистер Проссер завел бы себе хозяйство, маленький уютный коттедж со скрещенными топорами над входной дверью (его жена, разумеется, отдавала предпочтение вьющимся розам, но мистер Проссер настаивал на топорах, почему – он не знал, просто топоры ему нравились) и приятно проводил бы свободное время в точке Д, то есть в ближайшей к точке Г пивной.

  • "Полотенце, – сказано там, – пожалуй, самый необходимый предмет в обиходе туриста. Во многом его ценность определяется практикой: в него можно завернуться, путешествуя по холодным лунам Беты Яглана; им можно накрыться, как одеялом, ночуя под звездами, что льют красный свет на пустынную планету Какрафун; на нем удобно лежать на песчаных пляжах Сантрагинуса, наслаждаясь пьянящими ароматами моря; его удобно использовать в качестве плотика, спускаясь по медленным, тяжелым водам реки Мотылек; им можно размахивать, подавая сигналы бедствия, а можно и намочить его для рукопашной схватки, либо обмотать им голову, чтобы не вдыхать ядовитые газы или избежать взора Кровожадного Звережука с Трааля (поразительно глупая тварь, которая полагает, что раз вы ее не видите, то и она вас не видит; на редкость тупая, но исключительно кровожадная); ну и в конце концов, вы вполне способны им вытираться, если, конечно, полотенце достаточно чистое. Однако гораздо важнее психологическое значение полотенца. По необъяснимым причинам, когда нечок (нечок не турист) узнает, что у туриста есть с собой полотенце, то автоматически предполагает наличие зубной пасты, фляги, компаса, мотка бечевки, плаща, скафандра и т. д. и т. п. Более того, нечок с радостью одолжит туристу любой из потерявшихся в дороге. В глазах нечока человек, который исколесил Галактику вдоль и поперек, перенес тяжелейшие невзгоды, с честью вышел из отчаянных ситуаций и сохранил при этом свое полотенце, безусловно, заслуживает величайшего уважения".

 

  • Изящная, с волнистыми черными волосами, она чем-то напоминала арабку. (Здесь, разумеется, об арабах никто и слыхом не слыхивал. Арабы, в этот момент уже прекратившие свое существование вместе с Землей, и раньше-то обитали в пятидесяти тысячах световых лет от Дамограна.)

 

  • Вогоны так и не эволюционировали; более того, они и выжить-то не имели права. Фактом своего существования они обязаны исключительно толстокожести и упрямству. «Эволюция? – сказали себе эти существа. – Да кому она нужна?!» И попросту обошлись без того, в чем им отказала природа, пока не сумели выправить основные анатомические дефекты хирургическим путем. А между тем эволюция на планете работала в поте лица, пытаясь исправить чудовищный промах. Она породила маленьких проворных радужных крабов (вогоны их пожирали, разбивая панцири молотками); устремленные ввысь деревья душераздирающей красоты (вогоны их рубили, чтобы жарить на кострах крабовое мясо); похожих на газелей грациозных животных с шелковистым мехом и жалобным взглядом (вогоны их ловили и использовали в качестве подстилок, когда сидели вокруг костра, жаря крабовое мясо).

 

  • Что?! «Безвредна»? Это все, что сказано о Земле?! Одно слово! Форд пожал плечами: – В Галактике сто миллиардов звезд, а емкость микропроцессоров книжки ограничена. К тому же о Земле в общем-то никто и не слышал. – Но теперь, надеюсь, ты о ней расскажешь? – Я написал и передал издателю новую статью. Ее, конечно, подредактируют, но суть сохранится. – Что же там будет сказано? – «В основном безвредна», – произнес Форд и смущенно кашлянул.

 

  • Кто это такой? – спросил Артур. – Кто – тот дядька с пятью головами и кустом бузины? Понятия не имею. Прохожий какой-то.

 

  • Форд! Там бесконечное множество обезьян, которые только что написали «Гамлета» и хотят с нами об этом поговорить.

 

  • Артур уставился на экраны, хлопая глазами. Ему не хватало чего-то крайне важного… Внезапно он догадался: – А чай на этом корабле есть?

 

  • Легенды гласят, что магратейцы жили большей частью под землей. – Почему? – удивился Артур. – Поверхность была перенаселена? Или отравлена? – Вряд ли, – пожал плечами Зафод. – Думаю, просто им наверху не очень-то нравилось.

 

  • Всем хорошо известно, что предметы и явления на самом деле не всегда такие, какими они на первый взгляд кажутся. К примеру, люди планеты Земля полагали себя много умнее дельфинов, аргументируя этот тезис своими достижениями: колесо, Нью-Йорк, войны и так далее, – в то время как дельфины только беззаботно плескались в воде. Дельфины, в свою очередь, были уверены в своем превосходстве над людьми - по тем же соображениям. Любопытно, что дельфины давно знали о нависшей над Землей угрозе уничтожения и неоднократно пытались предупредить человечество. Однако все их попытки общения ошибочно истолковывались как игра с мячом или прочие дельфиньи шалости, поэтому в конце концов они плюнули и незадолго до прибытия вогонов покинули Землю своим собственным способом. Самое последнее сообщение дельфинов было воспринято человечеством как особо изящный прыжок с кувырком через кольцо с одновременным высвистыванием гимна США. В действительности же послание гласило: «Всего хорошего, и спасибо за рыбу!» Были на Земле существа и поумнее дельфинов, но большую часть времени они проводили в биологических лабораториях, где ставили пугающе элегантные и изощренные эксперименты на людях. То, что люди, естественно, совершенно ошибочно истолковывали характер отношений между ними и собой, полностью отвечало планам этих существ.

 

  • Пускай машины занимаются вычислениями, – предостерег Маджиктиз, – а уж о Вечном и Непреходящем позаботимся мы! Согласно закону, поиски Абсолютной Истины – наша прерогатива. А если проклятая машина действительно найдет ее? Мы же лишимся работы. Иначе говоря, какой смысл ночи напролет спорить о существовании Бога, если эта поганая железяка к утру выдает номер его телефона?

 

Часть 2. "Ресторан "У конца Вселенной"

Классные цитаты:

  • Есть гипотеза, что в миг, когда кто-то постигнет истинное предназначение Вселенной и причины ее существования, она немедленно исчезнет, а на ее месте возникнет нечто еще более странное и необъяснимое. Есть и другая гипотеза, гласящая, что это уже произошло.

 

  • Строго говоря, если вам так уж хочется увидеть нечто куда более безобразное, чем вогонский корабль, выход один – забраться внутрь и посмотреть на какого-нибудь вогона...

 

  • Вы сублимируете свою латентную агрессивность естественным, весьма полезным для здоровья путем – в форме вспышек бессмысленной ярости.

 

  • Нам-то с тобой известно, что значит быть Президентом, юный Зафод. Тебе – потому что ты был им, мне – потому что я мертв, а это позволяет глядеть на вещи с величественной вышины.

 

  • ...трачу на тебя время по одной-единственной причине – мне его девать некуда.

 

  • ...отбросив все заботы, щебетали о том о сем, тянули через соломинку коктейли и время от времени косились на часы на чужих руках – чтобы сверить их шикарность со своими.

 

  • Тем не менее в очках он почувствовал себя куда увереннее. Дело в том, что оптическое приспособление «суперхроматик-антириск» обладает особым свойством, помогающим его владельцам сохранять хладнокровие перед лицом опасности. При первом намеке на неприятности стекла очков становятся совершенно черными, и вы таким образом не видите ничего, что могло бы вас встревожить.

 

  • Птица мрачно взглянула на Зафода и щелкнула клювом. – Пшла вон, – буркнул Зафод. – Хорошо, – пробормотала птица и канула в клубы пыли.

 

  • Как уже было отмечено выше, Вселенная огромна, и это ее свойство чрезвычайно действует на нервы, вследствие чего большинство людей, храня свой душевный покой, предпочитают не помнить о ее масштабах.

 

  • Связаться с этим напитком – все равно что столкнуться в темном переулке с грабителем: тоже без денег останешься и тоже голова загудит.

 

  • – У-у-ух, – сказал Зафод. – И-и-их! – Потрясающе, – выдохнул Артур. – Сколько народу… Какие вещи… – Так называемые вещи, – тихо пояснил Форд, – тоже подпадают под определение народ. – Огни… – сказала Триллиан. – Столы… – сказал Артур. – Наряды… – сказала Триллиан. «Точь-в-точь судебные исполнители, описывающие имущество», – подумал зеленый официант.

 

  • – Представь, у тебя есть ванна. Большая круглая ванна. Из черного дерева. Конической формы. – Почему конической? – спросил Артур. – Тс-с-с, – сказал Форд. – Молчи. Коническая ванна. Ты наполняешь ее мелким песком. Или сахаром. А потом вынимаешь пробку – ты меня слушаешь? – Слушаю. – Вынимаешь пробку, и все это дело уходит через слив. – Понятно. – Ни черта тебе не понятно. Я еще не добрался до сути. Ты хочешь услышать суть? – Хочу. – Так слушай. Представь, что ты снимаешь фильм о том, как это происходит. Как уходит сахар. У тебя камера, и ты снимаешь. – Это и есть суть? – Нет еще. А потом ты пускаешь пленку через проектор – назад. Вот в чем суть. – Назад? – Да. Задний ход – именно в этом суть. А ты сидишь и наблюдаешь, как песок втекает через слив и наполняет ванну. Понятно? – Ты хочешь сказать, что так начиналась Вселенная? – Нет. Я хочу сказать, что это прекрасный способ расслабиться.

 

  • Всем! – закричали те, кто обычно с энтузиазмом откликается на шутки клоунов.

 

  • – Ты полагаешь, нужно брать? – Нет. Ни в коем случае. – И я так думаю. – Но все равно придется, а? – У нас нет другого выхода.

  • Меж тем в ресторане дело бодро шло к моменту, после которого уже никаких моментов не будет.

 

  • ...интересно. – Ты что, можешь читать мои мысли? – спросил Артур. – Могу, – сказал Марвин. – Неужели? – Артур был поражен. – Да. И меня удивляет, как ты умудряешься обходиться таким скудным набором. – Это оскорбление? – Именно, – подтвердил Марвин.

 

  • Если собственность есть кража, то и украденное – собственность. Стало быть, корабль мой.

 

  • Врачи, логик и ихтиолог, пытались успокоить лидер-вокалиста, который заперся в ванной с пачкой снотворного и сказал, что не выйдет оттуда до тех пор, пока ему не докажут, что он не рыба.

 

  • На Земле – пока ее еще не принесли в жертву новому гиперпространственному экспресс-маршруту – главная проблема была с автомобилями. Сложности процесса по извлечению больших количеств черного липкого вещества из недр земли, где оно надежно хранилось и никому не мешало, по переработке этого вещества в асфальт, призванный покрывать землю, а также выброс газов в атмосферу и засоренное море – все это заведомо перевешивало пользу от ускоренного передвижения из точки А в точку Б – особенно если по прибытии вы обнаруживали, что точка Б превратилась в точную копию покинутой вами точки А – всюду сплошной асфальт, да запах газа, да полное безрыбье в водоемах.

 

  • Санитарный инспектор? Мертвый санитарный инспектор? – спросил Артур. – Лучшая разновидность санитарного инспектора.

 

  • – Но я захватил их в плен! А пленных необходимо допрашивать! Капитан колебался. – Ну уж ладно, – согласился он. – Спросите у них, чего они хотят выпить.

 

  • Он повернулся и пошел в угол – упражняться в убийственных взглядах перед зеркалом.

 

  • Вы на все вопросы так отвечаете? – Когда мне представляется, что я слышу вопрос, я говорю то, что придет в голову.

 

  • Вам не удастся уклониться от своих обязанностей, заявляя, что ее не существует! – Я принимаю решения только о том, что касается моей Вселенной... Моя Вселенная – это мои глаза и мои уши. Все прочее – не более чем слухи. – Неужели вы ни во что не верите? Хозяин пожал плечами и взял на руки кота. – Не понимаю, о чем вы. – Но те решения, которые принимаются здесь, в этой хижине, влияют на жизни и судьбы миллионов людей. Ведь это ужасно! – Право, не знаю. Я никогда не встречал всех этих людей. Я думаю, и вы их не встречали. Они живут лишь в словах, которые мы слышим. Безрассудно говорить, что нам известно что-либо о других. Только они знают о себе – если, конечно, существуют. У каждого из них своя Вселенная – свои глаза и уши.

 

  • Иногда он несколько дней не раскрывал рта – просто чтобы посмотреть, что из этого получится.

 

  • Разве прошлое не есть фикция, придуманная для того, чтобы объяснить различие между непосредственным физическим ощущением и состоянием ума?

 

Забавные отрывки:

(осторожно, может содержать спойлеры!)

  • Двери лифта открылись, и они вошли. – Вверх, – сказал Зафод. – Может быть, вниз? – предложил лифт. Нет-нет. Вверх. – Внизу очень интересно, – настаивал лифт. – В самом деле? – В высшей степени. – Отлично. Мы едем вверх.

  • – Поесть? Вы летите к Лягушачьей звезде и думаете о пище? – Без пищи я могу и не долететь, – сказал Зафод. – Вот, попробуйте пожевать. – Руста протянул Зафоду полотенце. Зафод посмотрел на него как на идиота. – Оно пропитано питательным раствором, – объяснил Руста. – Желтые полоски содержат протеин, зеленые богаты витаминами В и С, а в этих розовых цветочках – экстракт зародышей пшеничных зерен. Зафод в изумлении разглядывал полотенце. – А это что за коричневые пятна? – спросил он. – Соус «Шашлычоус». Я пользуюсь им, когда меня тошнит от пшеничного экстракта. Зафод осторожно понюхал полотенце. Еще с большей осторожностью взял в рот уголок. И тут же выплюнул. – Фу, – сказал он. – Именно, – сказал Руста. – Когда мне приходится брать в рот этот уголок, я непременно должен потом немного пожевать противоположный. –А там что? – спросил Зафод подозрительно. –Антидепрессанты. – С меня довольно, – сказал Зафод, возвращая полотенце.

 

  • Поскольку каждая частица материи во Вселенной каким-то образом связана с любой другой, то теоретически возможно воссоздать все мироздание – светила, планеты, их орбиты, состав, экономику, историю – по какому-либо одному кусочку, например, по куску пирога. Человек, создавший Тотальный Вихрь, сделал это главным образом для того, чтобы досадить своей жене. Трин Трагула – таково его имя – был мечтателем, мыслителем, философом, или, по определению его жены, безмозглым идиотом. Она постоянно пилила мужа за то, что он тратил слишком много времени на созерцание звезд, сооружение каких-то приборов из скрепок и булавок и спектрографические исследования кусков пирога. –Тебе не хватает чувства меры, – говорила жена Трину Трагуле по тридцать восемь раз на дню. И тогда он построил Тотальный Вихрь. К одному концу Вихря он подсоединил весь реальный мир, экстраполированный из куска пирога, к другому – свою жену. Когда Трин включил Вихрь, она в одно мгновение узрела бесконечность мироздания и свою ничтожность в сравнении с ней. К ужасу Трина Трагулы, испытанный ею шок совершенно уничтожил мозг женщины. Но зато ему удалось неопровержимо доказать, что для живого существа, обитающего во Вселенной таких размеров, чувство меры – недопустимая, вредная для здоровья роскошь.

 

  • В «Путеводителе по Галактике» сообщается, что «Зона бедствия», радиоактивная рок-группа из Гаграктраккской Зоны Духа, считается, по общепринятому мнению, не просто самой громкой рок-группой в Галактике, но вообще самым громким источником шумов во Вселенной. Фанаты считают, что идеальное место для наиболее гармоничного восприятия саунда группы – огромные концертные бункера в недрах земли, расположенные примерно в тридцати семи милях от сцены. Сами музыканты управляют своими инструментами по радио с борта надежно звукоизолированного звездолета, находящегося аж на орбите – зачастую даже на орбите какой-нибудь совсем посторонней планеты, вдали от той, где происходит сам концерт. Их песни в массе своей просты для восприятия. Обычно в них рассказывается старая как мир история о встрече существа-юноши с существом-девушкой при серебряной луне, которая немедленно взрывается по неизвестной причине. На многих планетах выступления «Зоны бедствия» давно уже запрещены. В меньшинстве случаев – по эстетическим соображениям, а в большинстве – потому что стиль общения группы с залом противоречит местным договорам о стратегическом вооружении. Однако этот факт не мешает группе наращивать свое состояние путем расширения горизонтов чистой гиперматематики. Ее главный бухгалтер-исследователь недавно удостоился звания профессора неоматематики в Мегагаллонском университете за создание «Общей и частной теории налоговых выплат „Зоны бедствия“», которой он доказал, что ткань целого пространственно-временного[…]

 

  • – Добрый вечер. – Животное поклонилось и грузно присело на задние ноги в реверансе. – Я – Главное Блюдо Дня. Позвольте предложить вам какую-нибудь часть моего тела. – Оно хрюкнуло и повиляло задом. – Может быть, лопатку? В белом вине, а? –Вашу лопатку? – в ужасе спросил Артур. –Естественно, мою, сэр, – промычало животное. – Чью же еще? Зафод вскочил на ноги и стал оценивающе тыкать пальцем в мясистое упругое плечо. – Хорош и огузок, – пробормотало животное. – Мясо там очень сочное. – Оно издало низкий мелодичный звук и занялось жвачкой. – Ты думаешь, это животное и впрямь хочет, чтобы его съели? – спросила Триллиан у Форда. – Я? – Форд сидел с остекленелым взглядом. – Я ничего не думаю. – Но это ужасно. В жизни не встречал ничего более отвратительного, – сказал Артур. – В чем дело, землянин, что тебя гложет? – Теперь Зафод сосредоточился на обширной задней части животного. – Я не хочу есть существо, которое само меня к этому призывает. Это бессердечно. – Но это лучше, чем есть существо, которое этого не хочет, – резонно заметил Зафод. –Пожалуй, я возьму овощной салат, – пробормотал Артур. – Обратите внимание на мою печень, – настаивало животное. – Нежный вкус и высокая калорийность. Вырастить такую печень стоило немалых трудов, поверьте. – Хочу овощной салат! – настойчиво повторил Артур. – Вы не можете запретить мне съесть салат. – Многие овощи занимают недвусмысленную позицию по этому вопросу. Чтобы разрубить сложный узел многообразных проблем, и было решено вывести такое животное, которое действительно желает быть съеденным и способно ясно и определенно такое желание выразить. И вот я перед вами. – Животное слегка поклонилось. – Воды! – попросил Артур. – Вот что, – сказал Зафод, – я голоден, а этими разговорами сыт не будешь. Четыре бифштекса с кровью. И побыстрее! Последний раз мы ели пятьсот семьдесят шесть миллиардов лет назад. Животное издало короткое мычание. – Прекрасный выбор, сэр. Сию минуту пойду и застрелюсь. – И оно неторопливо направилось к кухне.

 

  • В задних рядах раздались восторженные вопли приверженцев Церкви Второго Пришествия Великого Пророка Зарквона. Макс растерянно замигал, но быстро взял себя в руки. – Поприветствуем великого пророка, – провозгласил он. – Он явился! Зарквон вновь явился к нам! Под гром оваций Макс подошел к пророку и вручил ему микрофон. Зарквон откашлялся. Поглядел вокруг. Неловко повертел микрофон. – Э… – сказал он. – Я… э… опоздал немного. Куча дел, знаете ли, совсем замотался. – Зарквон снова откашлялся. – Как у нас со временем? Надеюсь, найдется мину… И в этот миг настал конец Вселенной.

 

  • – Мы правда очень тебе рады, – сказала Триллиан. – Подумать только, как долго ты нас ждал. – Пятьсот семьдесят шесть миллиардов три тысячи пятьсот семьдесят девять лет, – сказал Марвин. – Я считал, можете не проверять. Первые десять миллионов лет были самыми трудными. Вторые десять миллионов были не легче. Третьи десять миллионов не доставили мне ни малейшего удовольствия. После этого я почувствовал недомогание. – Он помолчал, потом продолжил: – Только я могу себе представить, что здесь за публика! Последний интересный собеседник попался мне сорок миллионов лет назад. – Бедный Марвин, – сказала Триллиан. – И знаете, кем он оказался? – Кем же? – Кофемолкой.

 

  • Одной из причин высокого покупательского спроса на «Путеводитель „Автостопом по Галактике“» наряду с его относительно невысокой ценой и обложкой, на которой издали видна приветливая надпись «НЕ ПАНИКУЙ!», является наличие в его составе обширного и порой достоверного справочника. Например, статистические сведения о геосоциальной природе Вселенной удалось ловко уместить на страницах с 938324-й по 938326-ю. Они изложены общедоступным языком благодаря находчивости редакторов, которые, не располагая достаточным временем, позаимствовали информацию с коробки детского питания, наспех украсив ее несколькими примечаниями – дабы не нарушить неоправданно строгую Галактическую конвенцию по авторскому праву. Любопытно, что впоследствии нашелся еще более хитрый редактор, который послал книгу назад во времени через темпоральную протечку, а потом предъявил компании по производству детского питания иск о плагиате на основании все той же конвенции. И выиграл процесс.

 

  • Еще во время строительства корабля на верфь явился младший бухгалтер группы «Зона бедствия» и потребовал у менеджера объяснения, зачем понадобилось устанавливать дорогостоящий телепорт на борту корабля, которому предстоит совершить только один полет, да и то без экипажа. Ему было сказано, что фирма отдаст телепорт с десятипроцентной скидкой, но бухгалтер и слышать ничего не хотел. Менеджер заметил, что людям все равно придется входить на корабль и покидать его, но бухгалтер справедливо указал, что для этой цели на корабле имеются весьма удобные двери. Затем менеджер сообщил, что бухгалтер может идти ко всем чертям, а бухгалтер ударил его в ухо. После завершения переговоров работа по установке телепорта была прервана, а сам телепорт прошел в смете незамеченным в графе «Прочее оборудование» за пятикратную цену.

 

  • До сих пор они не притрагивались к плодам и ягодам, в изобилии встречавшимся им на пути. «Плоды и ягоды на чужой планете, – говорил Форд, – либо дают тебе жизнь, либо убивают. Поэтому, увидев их, нужно прежде всего решить для себя вопрос: настало ли время выбирать между жизнью и смертью?» Солнце, смягченное листвой, нежным пятном лежало на крутобоких грушевидных плодах. Ягоды, напоминавшие малину и ежевику, были такими крупными и сочными, каких Артуру еще не приходилось встречать – даже на рекламных плакатах, призывающих покупать фруктовые соки. –Их принесли сюда для нас, – сказал Артур. – Туземцы хотят нас либо накормить, либо отравить. Но если плоды отравлены и мы не станем их есть, они все равно нас убьют. Мы погибнем, даже если не съедим эти груши. – Мне нравится ход твоих мыслей, – сказал Форд. – Ну-ка съешь одну.

 

  • Стало холоднее. Иногда холод пробирал до костей. Они завернулись в шкуры животных, которые Форд раздобыл, пользуясь методом странствующих галактических монахов. Суть метода состояла в том, что Форд застывал ненадолго с улыбкой на губах. Через несколько минут из-за деревьев выходило какое-нибудь животное, скажем олень, и начинало осторожно приглядываться к Форду. Форд продолжал улыбаться, его глаза сияли, излучая всеобщую бездонную любовь. Удивительный покой нисходил на окружающую местность. Шаг за шагом олень приближался к Форду, пока не утыкался в него носом, после чего Форд Префект сворачивал ему шею. –Обычный контроль над феромонами, – пояснял Форд. – Всего делов – уметь генерировать соответствующий запах.

 

  • Ну, – спросил он, когда затихли крики, – что еще вам удалось сделать? – Мы положили начало культурной программе, – сказала девица – эксперт по маркетингу. – Наш режиссер приступил к съемке фильма о местных пещерных людях. – Они не пещерные люди. – По виду – точь-в-точь пещерные. –Разве они живут в пещерах? Они живут в хижинах. –Может быть, у них в пещерах ремонт, – заметил какой-то шутник из толпы.

 

  • Он поднял камень с буквой «К» и зашвырнул его в куст терновника, вспугнув кролика. Кролик бросился наутек и бежал до тех пор, пока не попался лисе. Лиса сожрала кролика, подавилась костью и сдохла на берегу ручья, после чего ее унесло потоком. Через неделю Форд Префект познакомился с девушкой, служившей на Голгафрингеме в отделе кадров солидной компании, и был безмерно огорчен, когда она внезапно скончалась, испив воды, отравленной разложившимися останками животного. Мораль этой истории проста: никогда не бросайте в терновник камней, на которых нацарапана буква «К». Увы, к этому совету слишком редко прислушиваются...

Текст представлен в ознакомительных целях и может быть защищен авторским правом.